Трансатлантическое партнёрство: контуры будущего

TTIP

Предыдущий американский президент Барак Обама едва ли не главной заслугой своей администрации считал начало переговорного процесса по созданию Трансатлантического торгово-инвестиционного партнёрства (TTIP). Напомним, что переговоры стартовали ещё в 2013 году, и хотя прошло уже почти четыре года, явных успехов в них не наблюдается, тем более, с учётом современного контекста. А позиция нынешнего высшего руководства США может вообще поставить крест на проекте.

Так каковы же будущие контуры TTIP, если экономическое партнёрство Соединённых Штатов и Евросоюза вообще состоится? Эксперты придерживаются разных точек зрения — вплоть до диаметрально противоположных.

Оптимизм

Позитивно настроенные аналитики считают, что фактическое объединение экономик пойдёт на пользу как Америке, так и Европе. Единый трансатлантический рынок составит в денежном выражении, по некоторым оценкам, примерно 2,5 трлн. долларов, хотя в период с 2007 по 2015 год он и сократился примерно на 900 миллиардов. Освоение такого колоссального «актива» приведёт к росту совокупного ВВП на 8-10%, что сделает каждого американца и европейца богаче.

При этом возрастёт и качество жизни. По мнению оптимистов, Евросоюз и США будут обмениваться только высококачественными товарами и услугами. С 50-х годов XX века западная пропагандистская машина сеяла в людях убеждение, что американское и европейское — самое лучшее. И теперь члены TTIP получат более простой доступ к этим элитным продуктам, так как будут снижены или вовсе отменены взаимные таможенные пошлины.

Так, в Европу могут прийти знаменитые американские строительные технологии, благодаря чему в Мадриде, Дрездене, Познани и всех других европейских городах начнёт строиться недорогая и качественная недвижимость. В обратную сторону через Атлантику пойдут суда с французским вином, которое сегодня простым американцам недоступно в силу высокой стоимости.

Мы привели два самых простых примера. В действительности же число позиций, по которым будет выстаиваться сотрудничество в рамках TTIP, составляет несколько сотен. Это колоссальный товарооборот с большим потенциалом обогащения его участников и высокая инвестиционная активность по обе стороны Атлантического океана. Однако не все специалисты разделяют этот позитив и видят только радужные перспективы.

Пессимизм

Наиболее одиозные эксперты, которые видят в TTIP лишь негативные моменты, уверены, что трансатлантическое партнёрство «убьёт» и без того ослабевшую в последние годы европейскую экономику. Менее пессимистичные специалисты говорят не обо всём хозяйстве Старого Света, а об отдельных отраслях. К таким относится, например, аграрный сектор, который благодаря соглашению о евроамериканской зоне свободной торговли и впрямь может быть подорван с фатальными последствиями.

Американская продукция сельского хозяйства объективно более дешёвая. Статистика для сравнения. Посевная площадь одного фермерского предприятия в США составляет, в среднем, 150 гектаров, и к обработке 1000 гектаров привлекается 7 работников. Те же показатели в Евросоюзе — 13 гектаров и 57 работников. Очевидно, что при отсутствии пошлин европейские аграрии вчистую проигрывают американским.

Однако «сельскохозяйственные» потери Евросоюза покажутся комариным укусом в сравнении с убытками в сфере использования энергоносителей. Если Старый Свет обяжут во исполнение положений TTIP покупать американскую сланцевую нефть и сжиженный газ вместо российских углеводородов, то это и станет настоящей катастрофой, которую Европа вряд ли переживёт.

Дело в том, что это вызовет рост цен на ЖКХ. Причём, в таких масштабах, что в некоторых неблагополучных государствах вроде Греции или Испании произойдут социальные взрывы. На фоне миграционного кризиса, сотрясающего европейские страны на протяжении последних 5-6 лет, протесты могут привести даже к падению правительств и прочим опасным последствиям.

Контуры будущего Трансатлантического торгово-инвестиционного партнёрства на данном этапе просматриваются не очень отчётливо. Стороны переговорного процесса то заявляют о прорывах, то говорят о неразрешимых противоречиях. При этом окончательную точку на проекте никто не ставит, даже несмотря на отсутствие каких-либо практических результатов.

наверх